Понедельник, 26.06.2017, 01:31

Приветствую Вас Гость | RSS

Главная » Статьи » ЧИТАТЕЛЯМ И ПИСАТЕЛЯМ » КАК ПИСАТЬ

ОПИСАНИЕ ВНЕШНОСТИ ПЕРСОНАЖА


Портрет в художественном произведении обычно представляет собой не просто красочное описание внешности действующего лица. Он является одним из средств художественной характеристики, состоящим в том, что писатель раскрывает типический характер своих героев и через изображение внешности: фигуры героя, его лица, одежды, движений, жестов, манер - выражает свое отношение к ним. 

Художественное описание внешности отбирает лишь признаки, существенные для той цели, которую поставил перед собой писатель. 

Молодые люди вошли. Комната, в которой они очутились, походила скорее на рабочий кабинет, чем на гостиную. Бумаги, письма, толстые нумера русских журналов, большею частью неразрезанные, валялись по запыленным столам; везде белели разбросанные окурки папирос. На кожаном диване полулежала дама, еще молодая, белокурая, несколько растрепанная, в шелковом, не совсем опрятном, платье, с крупными браслетами на коротеньких руках и кружевною косынкой на голове. Она встала с дивана и, небрежно натягивая себе на плечи бархатную шубку на пожелтелом горностаевом меху, лениво промолвила: "Здравствуйте, Victor", - и пожала Ситникову руку. 
- Базаров, Кирсанов, - проговорил он отрывисто, в подражание Базарову. 
- Милости просим, - отвечала Кукшина и, уставив на Базарова свои круглые глаза, между которыми сиротливо краснел крошечный вздернутый носик, прибавила: - Я вас знаю, - и пожала ему руку тоже. 
Базаров поморщился. В маленькой и невзрачной фигурке эманципированной женщины не было ничего безобразного; но выражение ее лица неприятно действовало на зрителя. Невольно хотелось спросить у ней: "Что ты, голодна? Или скучаешь? Или робеешь? Чего ты пружишься?" И у ней, как у Ситникова, вечно скребло на душе. Она говорила и двигалась очень развязно и в то же время неловко: она, очевидно, сама себя считала за добродушное и простое существо, и между тем что бы она ни делала, вам постоянно казалось, что она именно это-то и не хотела сделать; все у ней выходило, как дети говорят - нарочно, то есть не просто, не естественно. (Тургенев. Отцы и дети)

Портреты героев автор может давать как в статике, так и в динамике.

Статические описания (автор представляет внешность персонажа в виде обособленного эпизода) были характерны для литературы XVIII - XIX в.

В динамичном портрете описание внешности персонажа, данное, например, в начале произведения, дополняется новыми деталями, которых не было в первом портрете.

Очень выигрышен прием подачи портрета «на людях». Суть приема - «Нехорошо в беллетристике описывать от лица автора. Нужно описывать, как отражается то или другое на действующих лицах» (Л.Толстой)
То есть полностью портрет героя - а, следовательно, и его внутренний мир - может раскрыться только в сложном сцеплении со сценическим эпизодом и другим лицом (становится принципиально важным, как герой относится к тому или иному событию и как другие герои относятся к нему).

— Яксли, Снегг, — произнёс высокий, звонкий голос того, кто сидел во главе стола. — Ещё немного, и вы опоздали бы.
Сказавший это сидел перед самым камином, отчего двум вошедшим в гостиную мужчинам было поначалу трудно различить что-либо, кроме общего его силуэта. Однако по мере их приближения лицо его выступало из мрака — голое, змееподобное, с узкими прорезями вместо ноздрей и блестящими красными глазами с вертикалями зрачков. Бледен он был до того, что казался светящимся, точно жемчуг. <…>
Это известие пробудило в сидевших вокруг стола интерес почти осязаемый: одни замерли, другие заёрзали — и все не отрывали глаз от Снегга и Волан-де-Морта.
— В субботу… при наступлении вечера… — повторил Волан-де-Морт. Красные глаза его вглядывались в чёрные глаза Снегга с такой неистовой силой, что некоторые из смотревших на них предпочли отвести взгляды, опасаясь, похоже, обратиться под её воздействием в пепел. Снегг, однако же, смотрел в лицо Волан-де-Морта спокойно, и спустя секунду-другую безгубый рот его господина искривился в подобии улыбки. — Хорошо. Очень хорошо. И сведения эти получены… (Роулинг. Гарри Поттер и Дары Смерти)

Существует также прием «подчеркивания характерных примет героя». В этом случае портретные детали бывают рассредоточены на протяжении повествования и постоянно «закреплены» за персонажем.
Пример из того же Толстого – прекрасные (полные, белые, голые) плечи Элен, лучистые глаза княжны Марьи, оттопыренные уши Каренина и пр.

Такие детали можно считать многофункциональными: они дают представление о наружности персонажа, выражают отношение к этому персонажу автора или других действующих лиц и позволяют понять характер героя, что является высшей задачей портретного искусства. 

ПОРТРЕТНАЯ ЛЕКСИКА

Понятно, что в литературном произведении портрет героя рисуется словами.

Портретная лексика может быть нейтральной (обозначения части тела – нос, рот, глаза, рука, нога) и эмоционально окрашенной (лучистые глаза, жестокий рот и т.д.)

При описании портрета используются все части речи (прилагательные, существительные, глаголы, причастия, деепричастия и наречия). 
Прилагательные являются наиболее употребительными (т.н. характеризующие слова).
Именно характеризующие слова указывают на положительную или отрицательную эмоциональную оценку.

В русской литературе (и европейской в целом) наиболее выразительными деталями внешности человека считаются глаза.

Примеры портретной лексики.

Лицо. 
Смуглое, круглое, загорелое, белое как снег, продолговатое, улыбающееся, заросшее щетиной, широкое, большеносое, краснощекое, конопатое, усеянное веснушками и т.п.;

Глаза, взгляд, взор. 
Ясный, умный взор, небольшие, темные глаза, бегающие, карие, длинные ресницы, любящий взгляд, прямой добрый взгляд, светлые, добрые, широко расставленные, прищуренные, голубые глаза, испуганные, бутылочного цвета с рыжеватым отливом, пушистые рыжие ресницы, задорные, блестевшие лучистым ярким светом, светлый блеск, дружеский, ласковый, вкрадчивый, умоляющий, сосредоточенный, озабоченный, открытый, чарующий (взгляд) и т. п.; 

Брови. 
Нависшие, сморщенные, тонкие, высокие, белесоватые, насупившиеся, вечно нахмуренные, домиком, удивленно приподнятые и т.п.;

Волосы. Черноволосые, темно-русые с проседью, густые, русые, белокурые, пепельного цвета, тщательно причесанные, длинные, растрепаны, гладко причесаны, черноголовый, огненно-, ярко-рыжие и т.п.

Общее впечатление, вид, оценка. 
Приятное (лицо), ослепительная (красота), довольно красивый, ничего не выражающее лицо, недурна собой, выражение лица было просто и кротко, так грустно и так полно детского недоумения перед собственной грустью, отталкивающий, расстроенный, удрученный, утомленный, подтянутый, скучающий, оживленный (вид), открытое, презрительное (выражение лица). правильные, приятные, грубоватые черты лица, строгая, оригинальная красота и т. д.

Слова, обозначающие названия одежды, обуви, головных уборов, в основном нейтральны, но и они могут передавать эмоциональную оценку, главным образом, с помощью специальных суффиксов – сюртучишко, платьице. 

Анна была не в лиловом, как того непременно хотела Кити, а в черном, низко срезанном бархатном платье, открывавшем ее точеные, как старой слоновой кости, полные плечи и грудь и округлые руки с тонкою крошечною кистью. Все платье было обшито венецианским гипюром. На голове у нее, в черных волосах, своих без примеси, была маленькая гирлянда анютиных глазок и такая же на черной ленте пояса между белыми кружевами. Прическа ее была незаметна. Заметны были только, украшая ее, эти своевольные короткие колечки курчавых волос, всегда выбивавшиеся на затылке и висках. На точеной крепкой шее была нитка жемчугу.
Кити видела каждый день Анну, была влюблена в нее и представляла себе ее непременно в лиловом. Но теперь, увидав ее в черном, она почувствовала, что не понимала всей ее прелести. Она теперь увидала ее совершенно новою и неожиданною для себя. Теперь она поняла, что Анна не могла быть в лиловом и что ее прелесть состояла именно в том, что она всегда выступала из своего туалета, что туалет никогда не мог быть виден на ней. И черное платье с пышными кружевами не было видно на ней; это была только рамка, и была видна только она, простая, естественная, изящная и вместе веселая и оживленная. (Толстой. Анна Каренина).

РОЛЬ ДЕТАЛИ В ОПИСАНИИ

Пара ярких, характерных деталей в портретном описании важнее, чем подробное описание всего подряд. 
«Как передать свое впечатление от очень толстого человека? Можно просто сказать, что он был непомерно толст. Можно сказать иначе: «Он с трудом передвигался», или: «С трудом входил в дверь», или еще: «Был так толст, что напоминал шар». Можно определить толщину, сказав, что человек был низкого роста, а весил сто тридцать килограммов. Существуют сотни способов определить комплекцию человека. Но вот как убедительно может быть передано ощущение полного тела через деталь: «Он был так толст, что щеки его были видны со спины». И сразу чувствуешь, как ординарны были предыдущие примеры и как меток глаз художника, ухвативший главное в образе человека, стоящего перед ним» (Н. Н. Жуков)

Умело подобранная деталь во внешности героя может быть ключом к раскрытию его образа. 
Классический пример – «Человек в футляре» Чехова.
«Он был замечателен тем, что всегда, даже в очень хорошую погоду, выходил в калошах и с зонтиком и непременно в теплом пальто на вате. И зонтик у него был в чехле и часы в чехле из серой замши, и когда он вынимал перочинный нож, чтобы очинить карандаш, то и нож у него был в чехольчике; и лицо, казалось, тоже было в чехле, так как он все время прятал его в поднятый воротник. Он носил темные очки, фуфайку, уши закладывал ватой, и когда садился на извозчика, то приказывал поднимать верх».

http://www.proza.ru/2013/12/17/1669
 

Категория: КАК ПИСАТЬ | Добавил: mariolla (22.05.2014)
Просмотров: 10830 | Комментарии: 1 | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *: